Северный Тянь-Шань: Озеро Иссык

 


Погода в Заилийском Алатау

GISMETEO: Заилийский Алатау


Новые страницы и обновления

01.09.2017. Костяника

09.12.2015. Численность снежного барса сокращается








Это место на карте (нажмите на метку для получения информации).
Айн момент, загружается карта...
Запрещается воспроизведение идущих ниже текста и фотографий на других сайтах, форумах. Под воспроизведением подразумевается в том числе и цитирование. Допускается только ссылка на эту страницу.

Озеро 70 с лишним лет назад

Откроем старую подшивку газеты «Социалистическая Алма-Ата». Вот что в ней писали в июле 1936 года:

В 55 километрах от Алма-Ата (тогда название не склоняли – А.Н.), в 9 километрах от селения Иссык расположено одно из живописнейших горных озер – Иссыкское. Почти до самого озера можно проехать на автомашине и лишь 3–4 километра надо пройти пешком.

С крутого склона падает водопад. Вы видите весь его сверху донизу. Яблони, урюк, кусты малины окружают вас со всех сторон. По узкой тропинке поднимаемся до Круглого озерка, которое, как карманное зеркальце, вставлено в оправу из зелени и скал. Еще небольшой подъем и перед нами голубая гладь Иссыкского озера. Оно свыше 2 километров в длину и 1,5 километра в ширину. За озером – склоны гор, покрытые лесом и еще выше – радвоенный зубец Лысой горы.

Несколько ниже Иссыкского расположено Черное озеро, но его редко кто посещает. Вода в нем абсолютно прозрачна. Проводники большей частью ничего не знают даже о существовании Черного озера.

Долина р. Иссык очень интересна для туриста, там есть так называемые Пустые озера, Белые озера, Ледяные озера, но все это – неизведанные места для наших туристов и туристских организаций.

Высота, на которой расположено Иссыкское озеро, всего лишь 1500 метров над уровнем моря. Оно могло бы быть постоянным местом отдыха трудящихся Алма-Ата. Но пьяные и хулиганы слишком часто хозяйничают на озере. Не всякий решится поехать туда.

Туристские базы еще только строятся. Лето в разгаре, но Иссыкское озеро еще не стало местом массового гулянья.


Тонкости топонимики

Местные казахи издревле это озеро называли Джасыл-Куль. Это даже и не столько топоним, сколько географический термин, буквально означающий «зеленое лазоревое озеро». Это общее название высокогорных озер, питающихся ледниковыми водами. Такие озера обычно имеют воду голубовато-зеленого цвета. В районе Алматы есть еще озеро с аналогичным названием – на южном склоне Заилийского Алатау (см. статью о нем на этом сайте). Именно под названием Джасыл-Куль Иссыкское озеро фигурирует в сочинении известного российского путешественника П. П. Семенова-Тяньшанского «Путешествие в Тянь-Шань в 1856–1857 годах».

В наши дни за озером уже прочно закрепилось название Иссык (Иссыкское). Может показаться, что оно идентично первой части названия знаменитого Иссык-Куля. Но на самом деле это не так. Топоним Иссык – это неточная русская передача казахского Есік – «дверь». Скорее всего русские сблизили это название с топонимом Иссык-Куль, в котором первая часть переводится как «горячий».


Свидетельство знаменитого путешественника

Очевидно, Семенов-Тяньшанский бы первым европейским исследователем, побывавшим на этом озере и оставившем его описание. Вот выдержки из его сочинения:

Долина Иссыка служит одним из лучших входов в лучшие по своим видам местности Заилийского Алатау. Мне так много говорили о водопаде, находящемся в долине Иссыка, и о прекрасном альпийском «Зеленом озере» (Джасыл-куль), которого легче всего достигнуть по долине Иссыка, что я решился, оставив свой отряд на месте полдневки, сделать в сопровождении трех конвойных казаков и трех охотников экскурсию в долину.

Мы выехали около полудня. Сначала долина направлялась прямо к югу, между округлыми возвышенностями. Леса яблонь и урюков становились все гуще и гуще. Вскоре направо от нас открылся вход в боковую долину, в которую я решил заехать со своими спутниками, так как она была чрезвычайно узка и живописна. Высокие, но округлые горы, ее ограничивающие, поднимались по обеим сторонам одна за другой, наподобие кулис. Они также поросли густыми зарослями яблонь и урюков. Несмотря на осеннее время года, все было в ней свежо и зелено, как в прекрасном саду. Яблони были покрыты спелыми яблоками, но абрикосы уже сошли. Подъем вдоль долины был довольно крут и труден.

Казаки-охотники, нас сопровождавшие, не обманулись в своих ожиданиях, и когда мы выехали из зоны фруктовых деревьев в зону хвойных лесов, состоявших из стройных елей, а затем из арчи (Juniperus sabina), мы действительно выпугнули из густых зарослей арчи двух тигров. Все бросились их преследовать, но, конечно, без всяких шансов на успех, и, проехав версты три в горы, я решил повернуть назад со своими конвойными в долину Иссыка. Казаки-охотники расстались с нами, желая выследить тигров и продолжать так удачно начавшуюся, по их мнению, охоту. Я же со своими конвойными вернулся в долину Иссыка и стал подниматься по ней.

Горы становились выше и теснее, а на их скатах появились впереди нас стройные ели (Picea schrenkiana). Наконец, на пятой версте появились отвесные обрывы скал и каменные осыпи. Порода, из которой состояли горы, окаймляющие долину, оказалась красным кварцесвободным порфиром. Вершины гор, образующих долину, превратившуюся далее в узкое ущелье, были, однако же, округлы и куполовидны. В осыпях и валунах также почти ничего не попадалось, кроме порфира, и только изредка встречались розовый и белый с черным сиениты. Раза четыре мы должны были переезжать в брод бешеный Иссык для обхода отвесных скал, поднимающихся то на том, то на другом его берегу. Броды были глубоки и чрезвычайно опасны, так как лошади в самых стремительных местах бурного потока, спотыкаясь о подводные камни, могли быть легко сбиты и унесены пенящимися волнами. В одном месте такая волна опрокинула споткнувшуюся о подводный камень одну из наших лошадей. К счастью, казак, на ней сидевший, успел спрыгнуть на скалу, не заливаемую волнами бурного потока, а лошадь, застрявшую между подводными камнями недалеко от берега, нам вскоре удалось вытащить из воды. Наконец, в конце дикого ущелья показался, спускаясь широкой серебристой лентой, водопад. Весь Иссык, подобно Гисбаху (в Швейцарии), стремился с длинного ската уступами в глубокое ущелье, и только вершина его прорывалась водопадом сквозь скалистую выемку, живописно окаймлённую темно-зелеными елями, торчащими со скалистых порфировых обрывов, отчасти покрытых темной зеленью арчи.

До «Зеленого озера» мы в эту поездку добраться не могли, так как до него оставалось еще несколько верст трудного подъема, а солнце уже скрылось за высокими горами.


Иссыкское озеро Семенов-Тяньшанский увидел только через год – в 1857 году.

30 мая температура в 9 часов утра была +14,3° Ц. Я распорядился переходом всего своего отряда на следующий ночлег при выходе на предгорье реки Иссык, а сам в сопровождении художника Кошарова, шести казаков и двух киргизских проводников направился в горы для исследования альпийского озера Джасыл-куль.

Выехали мы со своего ночлега в 6 часов утра, направляясь сначала к югу, а потом к востоку наперерез того горного выступа, у которого ночевали. Поднимались мы вдоль ручейка, текущего по долине предгорья. При самом начале нашего подъема хорошо был виден Талгарский пик, похожий отсюда на Монблан, но еще более живописный и величественный. Долина, по которой мы поднимались, принадлежала уже к лесной зоне и роскошно поросла яблонями и абрикосовыми деревьями, тяньшанской рябиной (Sortous tianshanica), боярком (Crataegus sp.), заилийским кленом (Acer semenowi), черганаком (Berberis herepopoda), осиной, талом (Salix viminalis), жимолостью (Lonicera tatarica) и Atraphaxis spinosa {Из трав в этот день внесены в мой дневник следующие растения здешней флоры: Aconitum pallidum, Paeoma atiomala, Cardamine impatiens, Scabiosacaucasica, Erysimum cheiranthoides, Dictarrmus albus, Valeriana officinalis, Rheum rhaponticum и характерные для здешней весенней флоры луковичные растения Fritillaria pallidiflora и Eremurus altaicus. Все эти растения представлялись характерными для нижней лесной зоны.}. Долина уподоблялась роскошному саду, оживленному в это время года пестрой, нарядной перекочевкой рода Джасыков из племени дулатов Большой киргизской орды. Мы остановились на четверть часа и пили у них айран, а затем их бий встретил нас на дороге с кумысом. Долина поднималась довольно круто, но мы скоро выехали на пологий уступ, прорезанный оврагом, здесь вступили в еловый лес и встретили первое обнажение кристаллических пород, а именно порфира. На уступе мы переехали через речку Тал-булак и отсюда начали быстро подниматься в гору. Кряж, на который мы поднимались, был отрогом главного хребта. Перед нами возвышалась куполовидная порфировая сопка, вся заросшая еловым лесом. Избегая слишком крутого подъема, мы начали огибать ее, поднимаясь по крутому логу, на дне которого местами был виден нерастаявший снег. Подъем был труден.

Быстро исчезали деревья, характеризующие садовую полузону лесной зоны в следующем порядке: сначала абрикосовое дерево, потом яблоня, рябина, заилийский клен, осина, тал и наконец остались одни хвойные деревья – ель (Picea schrenkiana) и арча (Juniperus pseudosabina), а за ними между травянистой растительностью появились характерные представители горной альпийской флоры {В дневнике моем под 30 мая в верхней лесной зоне по Иссыку значатся: альпийский клематис (Atragene alpina), четыре вида Anemone (A. falconeri var, semenovi n. A. obtusiloba, Anemone narcissiflora, Pulsatiila albana), 4 вида лютиков (Ranunculus acer, R. polyanthemus, R. pulchellus, R. songoricus), Callianthemutn alatavicum n. sp., купальница (Trollius dshungaricus n. sp.), Isopyrum anemonoides, Delphinium speciosum, Aconitum pollidum; из сем. маковых: Papaver alpinum и Glaucium squamigerum; из сем. дымянковых: Corydalis gortshakovi; из сем. крестоцветных: Barbarea vulgaris, Arabis pendula, Cardamine impatiens, Thlaspi arvense, Thl. cochleariforme, Hutchinsia procumbens, Chorispora bungeana, Eutrema edwardsi, E. alpestre, Goldbachia laevigata, Parrya stenocarpa, четыре вида рода Draba (Dr. algida, Dr. altaica, Dr. hirta, Dr. incana), Taphros. permum altaicum. из сем. камнеломковых: Saxifraga sibirica и из луковичных растений: Ixiolirion tataricum и Tilipa altaica.}. Под таявшими снегами я с удовольствием увидел самые ранние цветы весенней флоры нашей русской сарматской равнины – светложелтые цветы мать-и-мачехи (Tussilago farfara).

Поднявшись, наконец, на кряж, примыкающий к куполовидной сопке, и проехав несколько вдоль его западнего косогора, мы с наслаждением увидали у наших ног «Зеленое озеро» (Джасыл-куль), имевшее самый чистый и прозрачный, густо-голубовато-зеленый цвет забайкальского берилла. За озером возвышался смелый и крутой зубчатый гребень высокого белка, а правее открывался вид на еще более высокую снежную гору, имевшую вид ослепительно белой палатки: эту гору проводник называл Иссык-баш. Еще правее на юго-запад от озера были видны острые вершины зубчатого гранитного гребня, склоны которого были также убелены снегом, но от этого снега к концу лета остаются только отдельные полосы и поляны. Подле этих вершин, заслонявших вид на Талгарский пик, еще несколько правее и ближе от него, возвышалась куполовидная сопка, с одной стороны более сильно скалистая. Мы находились здесь непосредственно метров на 300 над озером и следовали вдоль гребня на юго-запад. Перейдя несколько волн его и сильно повышаясь, мы достигли до пределов лесной растительности. Низкорослые и корявые деревья скоро заменились кустарниками, между которыми преобладала арча (Juniperus pseudosabina) и мелкая порода жимолости (Lonicera humilis). Флора трав была здесь уже высокоальпийская {Вот растения, собранные мной 30 мая 1857 г. за пределами лесной растительности над Джасыл-кулем: Anemone narcissiflora, Trollius dshungaricus, Hegemone Illacina, Oxygraphis glacialis, Callianthemum alatavicum, Ranunculus altaicus, Ran. gelidus, Viola altaica, Saxifraga sibirica, Chrysosplenium nudicaule, Droaba altaica, Dr. algida, Dr. lactea, Dr. sp., Chorosporabungeana, Potentillanivea, P. (Comarum) salessovi, Umbilicus platyphyllus, Hutchinsia procumbens, Lonicera humilis, Primula nivalis, Myosotis silvatica, Eritrichium yillosum, Pedicularis versicolor, Tulipa altaica,Gagea liottardi.}. Здесь я сделал гипсометрическое измерение, которое дало для предела лесной растительности 2 560 метров абсолютной высоты.

Отсюда, оставив своих лошадей с тремя казаками, я начал свое восхождение на куполовидную сопку пешком. Подъем наш был очень труден, тем более, что на полупути мы были окутаны густым облаком и оглушены раскатами грома. Но когда мы выбрались, наконец, из грозовой тучи и добрались до вершины сопки, то все облака рассеялись, и солнце просияло во всем своем блеске. Только у наших ног, над «Зеленым озером» расстилались еще черные тучи, рассекаемые блестящими молниями, а сильные удары грома повторялись раскатами по соседним горам. Это чудное зрелище горных исполинов, освещенных солнцем на фоне безоблачного неба наверху, и черных туч с их молниями над «Зеленым озером» внизу никогда не изгладится из моей памяти. На самой вершине сопки я сделал гипсометрическое определение, давшее мне 2 950 метров абсолютной высоты. Температура воздуха во втором часу пополудни при свежем юго-западном ветре была +8° Ц. Северная сторона нашей сопки была вся засыпана (30 мая) массами снега, отчасти свежевыпавшего.

Во время нашего довольно продолжительного привала тучи над озером окончательно рассеялись и весь ландшафт открылся в полном своем блеске. Джасыл-куль был виден с этой громадной высоты, подобно тому, как Бриенцкое озеро со спуска к нему с Фаульгорна; только с правой стороны мной измеренной сопки, которую наши киргизские проводники называли Кыз-имчек (девичья грудь), при всем своем величии, был несколько ограничен. Высокая стена игл закрывала от нас до некоторой степени Талгарский пик и, несмотря на свою крутизну, была окутана снежным покровом, из которого торчали черные зубцы и иглы, подобные Aiguilles du Midi монбланской группы и совершенно недоступные.

Сопка Кыз-имчек, на которой мы стояли, была последняя и самая высокая из порфировых гор, а далее от начала игл простирались уже граниты, из которых состояли Иссык-баш и Талгарский пик. Иглы казались мне метров на 500 выше порфировой сопки Кыз-имчек.

С сожалением расстались мы с одним из привлекательнейших ландшафтов в Заилийском Алатау и стали спускаться к «Зелёному озеру». Часам к 5 мы добрались до наших лошадей и, сев на них, последовали вдоль кряжа, спускаясь по нему в зону хвойного леса, а затем вступили в долину притока Иссыка, поросшую древесной растительностью садовой полузоны.


Донской казак на берегах Иссыка

В начале XX в. в городе Верном оказался полковник П. Н. Краснов (1869–1947), потомственный донской казак, в будущем – один из вождей Белого движения; писатель и публицист. В один из дней ранней осени он совершил со своей супругой поездку к Иссыкскому озеру, о которой рассказал в очерке, опубликованном в газете «Русский инвалид». Процитируем:

И вот конец пути... Прямо вверх, почти по отвесу, поднялись горы. Одни покрыты травою и по ним сереют теперь голые, без листьев, деревья, другие поросли кустами малины. Когда-то, и еще недавно, здесь стоял дремучий еловый лес. Теперь все вырублено, и только кое-где остались одинокие пушистые темно-зеленые елки. Здесь река Иссык вырывается из-под земли и камней множеством тихих ручьев и тут же сейчас и ревет мощным потоком. Стоишь на последнем мосту: вверх груда черных, громадных, то угловатых, то круглых камней – ложе водопада, бушующего и ревущего два месяца в году, ниже, точно из-под земли, вырвался и с пеной и брызгами несется водный поток реки Иссык.

Вдруг в этих черных берегах, между скал, то серых, то желтоватых, с блестящими краями изломов, словно гигантский сапфир, блестит тихое озеро. Это малое Иссыкское озеро. Никакой растительности кругом. Черный ободок показывает место, до которого доходит вода летом; дальше желтые громадные скалы; в небольшой котловине лишь камни да сухая трава. А между ними голубовато-зеленое, совершенно прозрачное, тихое, не колеблемое ветром, притаилось малое Иссыкское озеро. Середина его темна, но и в темноте неизведанной глубины чудится та же хрустальная прозрачность этой студеной воды. Тихое и холодное, оно никогда не замерзает, и вечно, где-то снизу, из-под него, ревет и бушует поток реки Иссык, прокопавший себе подземное ложе. В это озеро идет каменистый канал, по которому откуда-то сверху сочится вода. Летом, в июне и июле (в нынешнем году с 21-го июня по 21-е августа), когда летнее солнце начинает припекать, снеговые вершины гор, «белки», начинают таять. Шумливые ручьи несутся в верхнее Иссыкское озеро, по каналу вода уже не струится, а несется грозным потоком, и малое озеро наполняется до черных краев своих бортов. Тогда, переполненное, оно вырывается могучим водопадом и ревет и бушует, ломая в куски столетние стволы елей, случайно туда попавшие. Тогда, в эти летние месяцы, еще таинственнее это маленькое сапфировое озерко, тихо притаившееся между голых скал, озерко, из которого ревет и бушует, весь в белых брызгах, весь осиянный тысячами радуг водопад...

Но надо лезть еще выше. Теперь уже немного. Вот три, четыре скользких камня, тропинка, покрытая каменистой дресвой, небольшой спуск, и вы у Иссыкского озера.

Это озеро – сказка. Только наш прозаический век не населил это тихое красивое озеро таинственными существами; вот где должен был стоять дворец царевны, к которой на ковре-самолете прилетал Иван-царевич, вот горы, которые должен стеречь дракон!.

Мы поднимались от Надеждинской (прежнее названия города Иссык – А.Н.) почти два часа. Дорога была красивая. Белые вершины снеговых гор, в которые упиралась долина, были очаровательны; они сверкали светлым золотом на фоне зеленоватого неба. Красивы были и черные, точно иглами покрытые, горы, красива была и густая заросль кустарников по берегам грозно ревущей реки; но это все было все-таки обыденное, привычное, семиреченское.

Уже малое озеро, круглое, саженей 50 в поперечнике, зеленовато-синее, таинственное, манило неизвестной глубиной. Здесь вид был особенный.

По цвету воды вдруг развернувшегося перед нами озера, по его голубой прозрачности и чистоте Иссыкское озеро почему-то сразу напомнило Фирвальштедское озеро... Люцерн... пронеслось в моей памяти. Люцерн вспоминается при взгляде на Иссык, но оно много меньше озера четырех кантонов. Оно кажется еще меньше, потому что у него нет берегов. В него прямо спускаются отвесные горы страшной вышины; за ним и вместе с тем над ним стоят громадные снеговые вершины, медленно ползут блестящие ледники. И потому-то вся эта величественная панорама скрадывает вовсе уже не так малую величину Иссыкского озера. Оно имеет длину около 3-х верст и ширину до 2-х верст.

Но остановимся и сядем там, где кончается тропинка, протоптанная дровосеками. Сядем недалеко от дома лесного объездчика. Вправо голые скалы серого цвета, тремя отвесными кулисами спускающиеся к темно-зеленой воде, цвета темного хризопраза, воде, постоянно меняющей свой цвет в зависимости от освещения. Вершины этих скал слились в полуокруглые холмы, покрытые травою, и пять-шесть елок уцелело на них от росшего когда-то здесь большого и густого леса. Между ними густо поросли кусты малины. Эти скалы отделяются длинным языком залива от противоположного берега. Черные горы крутыми обрывами падают в темно-синюю глубоко прозрачную воду и отражаются в ней своими опрокинувшимися елками. Эта гора имеет четыре скалистые, почти острые вершины и красивыми кулисами спускается к неширокой долине, густо поросшей лесом, долине реки Иссык. За этими горами величаво мощными отрогами поднимаются к синему небу снеговые вершины и ярко блестит ослепительной белизны громадный ледник. Влево черные горы, покрытые густыми зарослями елей, спускаются отвесно к воде, и от их отражения вода, совсем черная, сохраняет свою прозрачность. Я сказал – берегов нет. Лишь кое-где можно подойти, вернее, сползти по скалам к синеватой прозрачной воде. И берег и дно озера одинаково покрыто мелкими камушками, ясно видными на большую глубину.

Удивительно прозрачно и красиво своими синими и зелеными тонами Иссыкское озеро. Окруженное горами, оно таинственно и уютно. И страшно на его пустынных, незаселенных берегах и удивительно хорошо. Недаром верненцы почти поголовно совершают паломничество к его красивым берегам, живут неделями в палатках и юртах, любуясь красотами Иссыкского озера.
Зимою оно замерзает. На него спускают лес, и бесчисленные следы саней показывают, как быстро истребляется лес, лучшее его украшение.

Уже теперь черные вершины поросших лесом гор напоминают голову сильно пожившего человека, а было время, когда лес рос так густо, что не продерешься, потеряешься в лабиринте еловых стволов и валежника.

На том берегу, казалось, так близком, работали люди, там стояла лодка; но только в бинокль были видны и люди и лодка, так широко Иссыкское озеро.

Заключенное в раму из голубого неба, серебряных снеговых гор, густых хвойных лесов, как таинственный изумруд, тихо спит Иссыкское озеро, мало кому известное, мало исследованное, трудно доступное.


Из геологической истории озера

Если быть точными, то высота Иссыкского озера над уровнем моря –1756 метров. До селя 1963 г. его длина была 1850 м, ширина 500 м, глубина 50–79 м. Оно – классический пример горных озер обвально-тектонического типа. Само озеро образовалось за счет грандиозного обвала, произошедшего по линии разлома. В результате возникла естественная плотина, высотой 300 м, которая была прорвана во время селя 1963 года. В плотине Иссыка находились еще два озера – Круглое и Черное. Озеро Круглое, или Малое Иссыкское имело площадь 0,2 км2, глубину 40 м. Оно получало питание от Большого озера в период интенсивного таяния ледников, а осенью питание шло подземным путем. Озеро Черное было небольшое, питалось подземным путем. После селя 1963 года оно исчезло, котловина сохранилась на поверхности восточной части плотины.

Разница между самым низким уровнем воды в озере в апреле и самым высоким в августе достигал 15 метров. Когда в озере накапливалось 18 млн. м3 воды, начинал «работать» водопад и вода вытекала из озера в виде водопада. Рыбы в озере не было и это считалось загадочным, т. к. рачков-бокоплавов (основной пищи рыб) в озере было много. В то же время в реке сразу же ниже озера водилась серебристая форель.

Время завала плотины установить трудно, хотя некоторые авторы указывают на 8000 лет, основываясь на косвенных данных. Ясно одно, что обвал произошел в послеледниковое время, т. к. в террасовых отложениях этой эпохи ниже озера Иссык имеются гранитные обломки, которые могли транспортироваться с верховьев реки, где известны обнажения гранитов. А в современных осадках они здесь отсутствуют, т. е. с момента образования завала материал, доставляемый сверху речным потоком, задерживался в озере. Кроме того, сток озера до селя 1963 года не успел выработать себе сколько-нибудь заметное русло на поверхности плотины (глубина русла была около одного метра).

7 июля 1963 г. на озеро сошел мощный сель. Было несколько грязекаменных волн, которые проходили через каждые 18 минут. Озеро было заполнено грязью и камнями, а естенственная плотина перед ним прорвана. В ней образовался каньон глубиной 80 м, шириной 70 м и протяженностью 500 м. Вода из озера устремилась в долину. Мощность селя составила 6 млн. м3 грязекаменной массы. Для сравнения, сель 1973 г. в Малом Алматинском ущелье, остановленный искусственной плотиной, имел мощность 3,8 млн. м3.

Сразу после прохождения Иссыкского селя 1963 г. руководство Государственной комиссии по антиселевой защите Алма-Аты заявило, что изыскиваются возможные пути восстановления озера. Началось восстановление прорванной плотины и устройство водосливных сооружений. Эта работа завершилась только к началу 1990-х годов. По имеющимся данным, в наше время объем озера восстановился на ¾ и оно, как и в былые времена, продолжает манить массы отдыхающих.


Парк советского периода

Обратим внимание на фразу П. Н. Красного из его очерка: «Недаром верненцы почти поголовно совершают паломничество к его красивым берегам, живут неделями в палатках и юртах, любуясь красотами Иссыкского озера». Краснов был оптимистом и выразил надежду, что когда-нибудь на чудном бирюзовом озере Иссык станут отели и санатории… Его прогноз фактически сбылся.

Обустройство зоны отдыха на берегах Иссыкского озера началось только с конца 1930-х годов. Сначала там появилась турбаза ВЦСПС «Озеро Иссык», открывшаяся в 1939 году. Она была лагерного типа. Туристы размещались в стационарных палатках. В лучшие свои годы она ежегодно принимала до 1000 туристов, прибывающих по путевкам центрального Туристско-Экскурсионного Управления ВЦСПС. Ее включили в список всесоюзных туристских маршрутов под №67. Кроме плановых туристов, турбаза за летний сезон обслуживала несколько тысяч самодеятельных туристов, приезжающих на озеро Иссык на 2–3 дня. Большую часть времени туристы проводили в походах по живописным окрестностям Иссыка, выполняя норму на значок «Турист СССР» (75 км), либо на 1 категорию трудности (180 км).

Прошло еще почти 20 лет. Весной 1958 года Совет Министров Казахской ССР, учитывая принял постановление «Об обеспечении культурного отдыха трудящихся на озеро Иссык». И началось активное благоустройство зоны отдыха. Прежде всего проложили хорошее шоссе по ущелью реки Иссык и горным склонам и построили автовокзал с большой автостоянкой. Из Алма-Аты можно было добраться на рейсовом автобусе почти до самого озера. Автобусы отправлялись через каждые полчаса от районной автостанции возле Центрального колхозного рынка (сейчас – Зеленый базар). Первый рейс – в 5 час. 30 мин, последний – в 20 час. 30 мин. Невольно сравниваешь с тем, что сейчас. Если у вас нет своего автомобиля, то до озера можно доехать только экскурсионным автобусом одной из алматинских турфирм, которые возят туда преимущественно в уик-энд. Стоимость поездки, разумеется, обходится намного дороже, чем аналогичная поездка для советских людей более сорока лет назад.

Шоссе заканчивалось широкой асфальтированной площадкой конечной автостоянки, рассчитанной на 150 машин. В каменном двухэтажном здании автовокзала могли разместиться до 100 человек. Дальше надо было идти пешком метров 300. (Сейчас дорога проложена к самому озеру, по плотине и далее вдоль северо-западного склона к дельте реки Иссык и вдоль нее). Туристы сначала выходили к Пчелиной бухте, на берегу которого – домик лесничества, а под самой осыпью Восточного хребта стояла большая юрта-закусочная. На Иссыке были две лодочные пристани. Можно было сразу же сесть в лодку (или на катер) и уплыть по спокойной глади чудесного высокогорного озера.

Несколько западнее Пчелиной бухты находилась двухэтажная гостиница на 100 мест. Турбаза располагалась ближе всего к краю плотины – в западной части северного берега, на возвышении. На подъеме к ней находился ресторан. Рядом с ним – павильон фотографии, баня. Была парикмахерская. Между рестораном и турбазой – танцплощадка. За безопасностью отдыхающих наблюдали спасатели, чья станция находилась около второй лодочной станции.

Кое-что из инфраструктуры полувековой давности сохранилось до наших дней, но находится в запустении. Например, по пути к озеру, около шоссе, до сих пор стоит беседка, которая в путеводителях тех лет обозначена как «Беседка воздуха». С ее площадки открывается прекрасный вид на ущелье Иссыка. Сейчас вокруг нее много мусора, на крыше – земля, из которой растут представители местной флоры. Сохранилась и здание автостанции, а также металлическая обзорная башня рядом с ней. Только покрылась налетом ржавчины. Когда я был на озере в 1997 году, то имел возможность внимательно осмотреть северный берег. На нем еще стояли каркасы строений. Летом 2010 года такой возможности (из-за цейтнота) у меня не было и судьба этих полуразвалин мне неизвестна. А вот большой портрет В. И. Ленина, нарисованный, очевидно, через трафарет на обломке скалы, до сих пор «встречает» отдыхающих.

Освоение берегов Иссыка туристами, отдыхающими дало несколько поэтических топонимов, которые уже почти забыты. Озеро имеет несколько бухточек. Северо-восточная бухта, на которую в первую очередь выходили отдыхающие, называлась Пчелиной. Южнее ее была Восточная (Малиновая) бухта. К ней с востока спускался Малиновый лог, названный так по зарослям малины в нем. На берегу Малиновой бухты был устроен песчаный пляж. В этом месте дно довольно пологое, и вода хорошо прогревается солнцем. В Малиновый лог можно было проехать на лодке, либо пройти тропинкой по склону Восточного хребта. Более теплая вода была и на южном берегу, в дельте Верхнего Иссыка. Вторая лодочная станция и станция спасателей находилась на берегу бухты Туристов. Были также Западная бухта, Зеленая бухта (возможно, оба этих названия обозначали одно и то же место). Встречаются также упоминания Мыса Туристов, «Падающей скалы». В Малиновом и Западном логах отдыхающим продавали кумыс и другие напитки.


Эпилог

Глубина современного Иссыка меньше той, что была до селя 1963 года и вода прогревается сильнее, чем тогда. Поэтому при желании окунуться в хорошо освежающую воду озера сейчас можно практически в любом удобном месте (с более или менее пологим берегом). Для этого не обязательно быть «моржом», а всего лишь чуточку закаленным человеком.

Я не знаю, какой была экология вокруг Иссыкского озера полвека назад. Но нынешняя удручает. Приезжающие на своих автомашинах жители Алматы и других окрестных селений зачастую не утруждают себя тем, чтобы увезти мусор, который они оставляют во время пикников. Администрация же заповедника, на территории которого находится озеро, похоже, мало что делает, чтобы изменить отношение приезжающих к соблюдению и поддержанию чистоты.

Вверх по ущелью Иссыка идет грунтовая дорога. На мосту – шлагбаум с сотрудником заповедника, который берет плату за пешую прогулку дальше моста. Через примерно полчаса дорога приводит к оригинальной конструкции противоселевой плотине, сооруженной в самом узком месте ущелья, зажатом между скалами. Скала справа имеет красный оттенок и давным-давно получила в туристских кругах название «Кремлевская стена». За плотиной режим охраны заповедника еще строже и туда без специального разрешения ходить не рекомендуют.



Фотогалерея
Фото открывается наведением курсора на мини-изображение.
Если оно не загружается, значит в настройках Вашего
браузера отключено использование JavaScript.

Озеро Иссык до селя 1963 года Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык Озеро Иссык
Рассказать о странице в:
Обсудить страницу в: